Старинный свадебный обрядПредставление о русской народной свадьбе достаточно традиционно. Богатое застолье, выпивка рекой. Приглашенные душевно и громко распевают песни, лихо отплясывают, а заканчивается весь праздник банальной дракой. И хорошо, если все обходится без плачевных последствий. Описанный «сценарий» является одной из частей свадебного обряда, так называемого «красного стола». Но существует еще и «черный стол», о котором уже мало кто помнит и знает.

Свадебный обряд«Черный стол» предполагал выполнение целого ряда действий, которые имели свое символическое объяснение. По древней традиции в церковь невеста отправлялась в черном (траурном) платье. И связано это было с тем, что помолвленная девушка считалась для родных и гостей мертвой, и венчание было ее символичным погребением.
В устном народном творчестве, мифологии и обрядовых традициях многих народов образ невесты близок теме перехода из мира живых в мир мертвых. Прослеживается связь с обрядами перехода, во время проведения которых изменялся статус человека. Рождение сменялось совершеннолетием, дальше наступал этап брака, а затем следовала смерть. Этапы перехода могли иметь варианты у разных народов, но общий принцип оставался.
При рождении младенца в древние времена обязательно проводился ритуал разрыва его связи с миром духов, откуда он, как считалось, пришел. Обряд был обязательным, иначе представители царства мертвых могли проникнуть в мир живых. Таким же важным было соблюдение всех обрядов при погребении, что давало возможность мертвому спокойно и навсегда уйти под памятник в мир иной.
Неукоснительно выполнялись все важные магические действия и при венчании. Сразу после помолвки невесту одевали в траурного цвета рубаху и сарафан. Так как цвет смерти в одних областях был белым, в других (влияние христианского учения) черным, невесты были одеты в соответствующие наряды. Важным был не только цвет одежды, архангельские невесты носили еще и головной убор, в котором погребали мертвых.
Печальная тема смерти прослеживается и в традиционных плачах невесты. Она в них прощается не с родителями и отчим домом, а оплакивает себя, как мертвую девушку и даже в песнях Новгородской области, просит для себя саван в качестве свадебного подарка. Не только у славян, но и у некоторых других народов после помолвки обрученной нельзя было веселиться, ходить по улице. Иногда они и ели отдельно. Разрешалось только заниматься рукоделием и готовить себе приданое. Ведь на том свете шить было разрешенным занятием для женщин.
Трудно представить современному человеку, что когда-то родители очень боялись дочерей-невест и могли закрывать их в погребе или чулане. В рязанских и псковских селах еще в девятнадцатом веке можно было встретить проявление этого страха. Даже рукава одежды для невесты шились длиной ниже кисти, чтобы она не могла кожей дотронуться до чего-то. Прикосновение невесты было идентично прикосновению мертвеца. Интересным является и объяснение фаты в наряде невесты. Данный элемент одежды изначально скрывал губительный смертельный взгляд, и только через много веков приобрел эстетическую функцию. Традиция устраивать невесте перед венчанием баню связана с обрядом омовения перед погребением.
Перед отъездом в дом невесты в день венчания жених, как представитель мира живых, обращался к родителям с прощальными словами умирающего человека. Его роль была в возвращении своей суженной из царства мертвых. Подруги невесты не давали жениху возможности проникнуть в дом без оплаты выкупа. Девушки считались загробными подружками невесты и не хотели отпускать ее к живым. Традиция угадывания женихом невесты в одинаково одетых девушках имела цель придать ей живой облик. Важным было для предстоящего брака, чтобы жених угадал не более чем из трех попыток. Иначе, по примете, такой союз не будет удачным и длительным.
К невесте и ее подругам жених не мог приехать один, так как это было опасно для живого в царстве мертвых. Там жениха могли подстерегать опасные духи. Обязательно его «охраняли» дружка и тысяцкий. Дружкой выбирался доверенный женатый человек из родственников. А крестный жениха выполнял важную роль тысяцкого. Непременным было наличие оберегов во время свадебного ритуала, их количество доходило до четырехсот. Дружка своим кнутом отпугивал нечистую силу, взмахи кнута выполнялись по форме креста. Современная традиция повязывать рушник также имеет отношение к древним обрядам свадьбы. Рушник, которым повязывали дружку, символизировал дорогу к иному миру. С таким рушником сопровождение жениха помогало ему вызволить невесту «на свет белый».
Даже поездка в церковь сопровождалась магическими действиями – иногда невеста, словно мертвая, лежала на коленях свахи. Чтобы злые силы не забрали девушку по дороге в церковь, она оберегала себя символическим веником. Не даром свадебная процессия в некоторых костромских и ростовских селениях посещала перед церковью кладбище. Это должно было задобрить духов умерших, которых покидала невеста.
После выполнения всех необходимых действий свадебного обряда, после венчания молодые ехали в дом родителей жениха. По ритуальной традиции все должны были окропиться чистой водой, а телеги «очищались» переездом через костер. Очень большое значение имели эти действия, они снимали все последствия общения с духами мертвых. Молодую жену переодевали в чистую белую рубашку, украшенную пестрой символической вышивкой. К рубашке прилагалась нарядная юбка (понева). Проводился обряд обрезания косы, на голову невесты надевали кичку. Этот головной убор говорил о ее замужнем статусе. После проведенной вместе с мужем ночи молодая жена уже считалась новым человеком и не имела никакой связи с загробным миром.