Кладбища в РоссииИздавна на Руси хоронили покойников на территории монастырей или приходских церквей. До четырнадцатого века дворы церквей являлись единственным местом, где усопшие находили последний приют.

В конце семнадцатого века в Москве было около трехсот кладбищ, причем иностранцев хоронили на особом «немецком» погосте. На территории Архангельского собора Московского кремля находилась усыпальница для царей и князей.
Немецкое кладбище в МосквеПетропавловский собор в Петербурге был местом погребения российских императоров, а высшее российское духовенство православной церкви хоронили в Успенском соборе Москвы. Петр I издает указ, который запрещает хоронить в пределах города всех, кроме знати. Этот указ выполняли неохотно. Лазаревское кладбище стало первым городским в Москве, открытие его датировано 1758 годом. Увеличение количества городских жителей привело к тому, что для кладбищ стали выделять место на окраине.

На начало 1760-70 годов приходится вспышка эпидемии чумы, которая унесла жизни более шестидесяти тысяч человек. После начала эпидемии Сенат в марте 1771 года издает указ о том, что те, кто умерли от чумы в Москве, будут хорониться в специальных местах за городом, а всех остальных – в церквях и монастырях, которые удалены от центра городов. Уже в ноябре того же года Сенат своим указом запрещает похороны на территории церквей во всех городах и обязывает создавать кладбища за пределами городов.

Мамоновское кладбищеПо настоящему законодательство, регулирующее положение о кладбищах, начинает действовать во времена правления Екатерины II. Врачебный устав содержал его положения. Только в исключительных случаях старинные монастыри, находящиеся в черте города, могли принять покойников, для остальных существовало кладбище. Лица, оказавшие церкви особые услуги могли быть похоронены в пределах церкви по разрешению архиерея – такие порядки появились в конце девятнадцатого начале двадцатого веков.

Законодательство предписывало, чтобы расстояние от жилья до кладбища в городе составляло не менее ста саженей, а в сельской местности не менее двухсот пятидесяти саженей. Быстрый рост городов приводил к тому, что эти требования нарушались, поэтому в 1889 году был принят закон, который давал право министру внутренних дел делать такие отступления законными.

Усыпальница Годуновых в Троице Сергиевой лавреПоскольку погребение находилось в тесной связи с религиозными ритуалами – для лиц разного вероисповедания существовали разные кладбища, духовенство получило их в свое ведение. Нельзя было распахивать или строить на месте бывшего кладбища. Закрытое кладбище нельзя было потревожить, чтобы перенести гробы или ранее похороненных, без специального разрешения. Места для захоронений не могли быть частной собственностью, при этом, если кладбище находилось на общественной территории, оно не переставало быть собственностью этого общества. Административно кладбище подчинялось духовенству, общество не могло проводить никаких хозяйственных работ на бывшем кладбище. Использовалось оно только по назначению и духовным начальством. Была возможность выкупить место для захоронения, но не на правах собственности, а для использования по назначению.

Появление военных, морских, тюремных и многих других кладбищ относят к восемнадцатому-девятнадцатому веку. В этот период происходит бурный рост количества городского населения и самих городов, соответственно увеличивается количество кладбищ, при этом те из них, что были заложены в семнадцатом-восемнадцатом веках, неизбежно оказывались в черте города. Часть таких кладбищ закрывали или переносили в другое место, а в крупных городах образовались своеобразные исторические памятники, где встречаются надгробия работы известных скульпторов Ф.Г.Гордеева, Ж.А.Гудона, М.И.Козловского, П.П.Трубецкого, И.П.Мартоса, и многих других.

Кладбище среди высоток в МосквеСоветская власть, пришедшая в 1917 году, приняла декреты, которыми церковь была отделена от государства и провозглашена свобода вероисповедания. После этого церковь уже не могла оказывать влияние на ритуал и культуру погребения. Гражданские обряды похорон смогли лишь частично заменить религиозные.