Потерянная памятьЧто может быть печальнее, горше и безысходнее, чем вид заросших могил и покосившихся надгробий на старых опустевшиих кладбищах? Забвение — это самое трагичное, что может остаться после человека. Ради чего он жил, что полезного он совершил, кто хранит память о нём? И хотя нам, живущим, должно быть стыдно, когда мы вглядываемся в фотографии заброшенных мест захоронения, многие лишь тихо ворчат, а то и не проявляют к ним интереса: «Кому они нужны, эти брошенные погосты?». Так, от года к году, старые кладбища ветшают, разрушаются и, в конце концов, исчезают.
Никому не нужные кладбищаМожет быть кое-кто даже и рад, что таким образом освобождается площадь под застройку. Кое-кто скажет, что так всегда было и будет, что «ничто не вечно под Луной». Однако, московские оставленные кладбища — это не просто ряд могил, это наша история, это настоящие памятники культуры, за охрану которых ответственен каждый из нас. С древности наши предки с особыми чувствами относились ко всему, что связано с уходом человека из жизни. В Москве захоронения производились как в Кремле, так и возле каждого монастыря. Допетровская Москва насчитывала порядка трёхсот мест погребения. А в 18-м веке, в период эпидемии чумы, когда умерших от этой болезни было запрещено хоронить в городской черте, появились Даниловское, Пятницкое, Дорогомиловское и ряд других кладбищ. Нелепо говорить о том, что все они должны были сохраниться до наших дней. Город расширялся, изменялась его география, строились коммуникации. Мощным импульсом к перепланировке и изменению облика столицы послужила Октябрьская революция 1917 года и последующий Сталинский план реконструкции Москвы. И не в последнюю очередь это затронуло монастыри и некрополи при них. Исчезли совсем или пришли в запустение Алексеевское, Перервинское, Воронцовское, Дегунинское, Симоновское и ещё добрый десяток кладбищ. Конечно, прах многих известных личностей был сохранён и перезахоронен. Но обычные люди такой почести, к сожалению, не удостоились, от их могил ничего не осталось. Послевоенное время и активное жилищное строительство также сделали своё дело. Панельные многоэтажки выросли на месте кладбищ в Зюзино, Ховрино. Да и в наши дни не всё благополучно в этом вопросе. И если действующие кладбища охраняются Законом, то те, на которых захоронения давно не проводятся, в городскую компетенцию не входят, они часто просто обречены. Так, совсем недавно исчезли Филёвское, Лазаревское и ещё несколько им подобных.
О некоторых из исчезнувших кладбищах мы и поговорим.

Снос кладбищаВ 50-е годы прошлого века кладбище в Филях было закрыто. Родным умерших предложили в течение года перенести прах близких, за этот короткий срок только 20% погребённых были перезахоронены. Однако, грандиозное строительство, планировавшееся здесь, не состоялось. Лишь в начале 70-х годов на этом месте вновь начались строительные работы по возведению Госхрана. Могилы, ещё остававшиеся там, подверглись варварскому разрушению при помощи тяжёлой техники и затем оказались на Братеевской свалке. По воспоминаниям очевидцев, прах умерших, вырытый из этих могил, был разложен недалеко от Москвы-реки. Те, кто проходил мимо, могли видеть кости, черепа, элементы одежды людей, живших полтора века назад. Рассказывают, что попадались даже обрывки форменных мундиров воинов времён войны с Наполеоном. Но могло ли это тронуть сердца их ретивых потомков?

Семеновское кладбище к моменту своей ликвидации было действующим. Находилось в самом начале Измайловского шоссе. В середине 30-х годов оно волюнтаристским решением, без всяких разумных оснований, было закрыто для захоронений. Кладбищенская церковь была перестроена и превратилась в подсобные и производственные помещения. К 60-м годам оно вовсе исчезло. Большая его часть сейчас находится в распоряжении завода «Салют», а на оставшейся площади расположен небольшой парк.

На месте кладбища будет современное шоссеБратское кладбище располагалось там, где сейчас находится станция метро «Сокол». С начала Первой мировой войны здесь находили последний покой воины Российской армии, отдавшие жизни службе Отечеству, в основном, умершие от ран. Кладбище это неоднократно сокращалось и к концу 30-х годов было, как и Семёновское, закрыто и уничтожено. В настоящее время на его месте — парковая зона с несколькими уцелевшими надгробиями.

Ещё со времён царя Алексея Михайловича Романова, Лазаревское кладбище было самым большим некрополем Москвы. Начало его разрушению принесли ветры Революции. Кладбище находилось на церковной земле, и она была в начале 30-х годов реквизирована. Некрополь был закрыт, его сравняли с землёй. А уже 1-го мая 1938 года здесь открылся парк для трудящихся, в котором ещё долго дети для игры в футбол, как вспоминали старожилы, использовали найденные черепа. Сейчас на месте этого кощунства находится восстановленная и обновлённая церковь.

Бирюлёвское кладбище прекратило своё существование к концу 70-х годов. Часть захоронений была перенесена родными умерших, в основном на Хованское кладбище. Вскоре здесь были высажены лесные насаждения, среди которых и сейчас можно наткнуться на остатки разбитых надгробных плит.

Последний день кладбищаОдним из первых закрытых при Советской власти кладбищ стало Симоновское. На его бывшей территории в 1931 году было начато возведение Дворца культуры автозавода ЗИЛ. Некоторые могильные плиты с этого кладбища сохранились в ныне действующем бывшем кладбищенском храме рядом с метро «Автозаводская».

Деревня Мазилово была полностью снесена при строительстве района Фили-Мазилово. Вместе с деревней было снесено и сельское кладбище. Часть его захоронений сейчас находится на Химкинском, а на месте самого Мазиловского кладбища — перекрёсток оживлённых магистралей.